Кто такие морфомедведи и как на косолапых влияет соседство с человеком?

13 декабря отмечался День медведя. О том, каким был уходящий год для косолапых рассказал главный знаток бурых кавказских медведей, главный научный сотрудник ФГБУ «Кавказский государственный заповедник», д.б.н., профессор Анатолий Кудактин.

- Анатолий Николаевич, как Вы считаете, верна ли информация о том, что медведей в наших горах стало больше?

- Год  для  наших кавказских медведей  был необычным и, на первый взгляд, могло показаться, что их действительно стало больше.  Но проанализировав данные по учету, я пришел к выводу, что медведей больше не стало, но начала выравниваться  структура популяции, что, конечно, радует. Те  медведи, которых в большом количестве видели учетчики заповедника в альпийской зоне, участвовали в гоне. Я решил дополнительно посчитать традиционным своим способом медведей на реке Шахе и в других местах,  где растут каштаны. Урожай каштанов в этом году был небольшим. Но, тем не менее, я обследовал большую территорию, медведей не стало больше, однако я отметил факты, которых раньше, по крайней мере, в последние пять лет,  не было: был отмечен приход средних и мелких медведей на эту территорию. Я насчитал где-то 120 следов разных медведей. Причем следы различались по размерам от  11 см  до 13 см.

-А что здесь удивительного? Чем больше медведь, тем больше и след.

- Не все так просто. Длина следа в данном случае не связана с размерами самого зверя. У наших кавказских медведей наблюдается полиморфизм*.

*Полиморфизм – это наличие среди особей одного вида форм (экоморф) резко отличающихся друг от друга (прим. ред.).  

Медведь может быть сам и небольшой, килограммов 80, а лапы у него настолько большие, можно подумать, что здесь проходил косолапый весом в 200-300 килограммов.   В наших лесах сейчас встречаются наряду с номинальной и другие экоморфы медведей. Они отличаются размерами, окрасом, но, главное, отсутствием контакта между различными эко морфами в период гона. У номинальных обычных медведей нет проблем для общения, а вот другие медведи во время размножения будут иметь отношения только с представительницами своей экоморфы.  Вот такая этологическая (поведенческая) изоляция отмечена только у нас на Кавказе. Интересно, что медведи мелких морф в последние 20 лет стали доминировать и сегодня они уже составляют половину всей популяции. Мы это объясняем их селективным преимуществом и более высокой адаптацией к изменяющимся условиям обитания.

-А сколько всего сейчас медведей в наших лесах и есть ли все-таки тенденция роста? 

-По моим данным на территории Краснодарского края сейчас более 600 особей. Медведи широко мигрируют из заповедника в Сочинский национальный парк и обратно, порою доходят до тех мест, где их не видели уже лет двадцать. К нам иногда заходят даже медведи сирийского подвида, которые были внесены в красную книгу СССР. Идет восстановление ареала обитания медведей.  Это позитивная тенденция. И есть надежда на рост популяции, но надо обязательно учитывать ее структуру. В природе есть такая интересная взаимосвязь: если урожай бука большой, то в этот год медведи хорошо перезимовывают и на следующий год больше медведиц участвуют в размножении, а значит и медвежат через год будет больше. В этом году у нас был большой урожай бука, многие медведи вернулись в заповедник, поднялись в буковые леса, чтобы набрать побольше запасов к зиме. Будем надеяться, что уже через год больше медведиц понесут приплод и численность увеличится.

 -В горах выпал снег, значит, пора медведям залегать в берлогу? Как выбирает он место для зимовки?

-Медведи к зимовке готовятся тщательно. Сейчас они из альпийской зоны буковых лесов возвращаются в свои берложные стации, то есть на территории, где располагаются зимние берлоги. В наших условиях это чаще всего карстовые пещеры, куда каждую зиму спускаются   и взрослые самцы, и медведицы, и их подросшие дети, как бы далеко они не находились от родной берлоги. К сожалению, после олимпийского освоения ближайших горных территорий, берложные стации, находящиеся поблизости, разрушаются, а это значит, мы теряем «прописанную» там популяцию. Для медведя перебраться в новый дом очень трудно, поэтому я считаю, что места берложных стаций необходимо особенно строго охранять, если мы хотим увеличить количество зверя в регионе.

-Кто первым уходит в берлогу?

- Первыми на зимовку уходят взрослые самцы и самки. Дело в том, что в берлоге медведь уязвим, поэтому опытный хозяин леса идет к своему зимовью на неделю раньше, близко не подходит, но территорию охраняет.  А потом происходит совершенно необъяснимая вещь: буквально в одну ночь все медведи снимаются с места и отправляются к берлогам. Такое впечатление, что между ними есть какая-то космическая связь. Причем уходят так, чтобы выпавший снег сразу же скрыл их следы.

- Однако же не все медведи так дисциплинированы? Есть любители побродить зимой?

-Конечно, есть. Но это не обязательно шатуны. В последнее время образовалась синантропная группировка медведей. Они хоть и набрали вместе с остальными собратьями достаточное количество жира, но на зимовку не торопятся. Они уже поняли выгоду от соседства с человеком, распробовали его еду и поэтому отправляются в те места, где легко добывали пищу из мусорных контейнеров и свалок. Когда похолодает, они могут залечь на пару недель, а потом опять начнут искать легкую еду.  Это может плохо закончиться, в первую очередь, для самих медведей. Рано или поздно, не обнаружив в привычных местах пищи, они могут напасть и на человека, Это может привести к трагедии и как следствие к уничтожению не только самого хищника, но и его соплеменников.   Чтобы не допустить этого, надо дистанцироваться от дикого зверя, не создавать свалок пищевых отходов на туристических тропах и приютах, не пытаться войти с контакт: медведь должен жить на своей территории своей жизнью.

- Сейчас медведи уходят на зимовку, а когда появятся медвежата?

- Малыши  появятся в конце января.  Они будут находиться рядом  с мамами  в берлоге до конца марта, а в начале апреля, окрепнув,  выберутся на солнышко. Лесная жизнь продолжится уже по летним правилам.

Татьяна Мартыш.