Сайт находится в тестовом режиме. Ссылка на старую версию" http://kgpbz.ru/

Кавказский заповедник поздравляет с Днём российской науки!

Сегодня, 8 февраля, празднуется День российской науки. Кавказский государственный природный биосферный заповедник по праву причастен к этому празднику. Наше учреждение является одним из старейших природоохранных и научных организаций, существовавших в Советской России, СССР и России современной. 

"Дорогие научные работники Кавказского заповедника и всей заповедной системы, примите искренние поздравления с праздником! Желаю вам новых интересных исследований, значимых открытий, вдохновения и высокой работоспособности для исполнения всех задуманных планов. Пусть наша наука развивается, и, как и прежде, помогает в эколого-просветительской и охранной деятельности", - поздравляет с праздником директор заповедника Сергей Шевелев. 

В День российской науки самое время вспомнить всех тех, кто более века изучал и сохранял природу Кавказского заповедника и Западного Кавказа в целом.

ИСТОРИЯ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ В КАВКАЗСКОМ ЗАПОВЕДНИКЕ

Первые научные исследования на Западном Кавказе, в том числе и на территории будущего Кавказского заповедника начали осуществляться уже вначале XIX в.

В 1835 – 1837 гг. профессор Харьковского университета Иван Андреевич Криницкий (фото_01) путешествовал в бассейнах рек Терека и Кубани. Основными объектами изучения ученого были беспозвоночные, особенно насекомые и паукообразные, однако, как и многие натуралисты того времени, он попутно собирал сведения о птицах, млекопитающих и растениях изучаемого региона. К сожалению, эта экспедиция для самого ученого стала роковой, поскольку во время нее он заболел лихорадкой, и спустя год после возвращения умер.

В 1838 году Кавказ посетил Александр Давидович Нордманн (Александр фон Нордманн) – финский, русский ботаник и зоолог (палеонтолог). Он первый описал пихту кавказскую, которая впоследствии получила его имя (Abies nordmanniana). Впоследствии вышло сочинение А.Д. Нордмана «Observations sur la faune pontiqye» (1840), в котором он описал многих представителей фауны Черноморского побережья Кавказа.

В 1843 году Северный Кавказ и Закавказье посетил Фридрих Антон Рудольф Коленати  – чешский ботаник, миколог, зоолог. В течение года он изучал рукокрылых (летучих мышей), в особенности его, интересовали кавказские большие подковоносы (Rhinolophus ferrumequinum). Коленати тщательно изучил их образ жизни, объекты и способы питания, и кроме того собрал весьма обширные коллекции этих необычных млекопитающих.

Еще больше научный интерес к изучению природных особенностей региона вырос во второй половине XIX в., чему способствовало окончание Кавказской войны, активное освоение, и заселение этих территорий.

В самом начале 1860-х годов в различные районы Кавказа (Колхида, Абхазия, Сванетия, Талыш) совершил свои первые экспедиции Густав Иванович Радде – русский географ и натуралист. Основной интерес ученого был связан с изучением местной териофауны. Впоследствии Г.И. Радде побывал во многих районах и уголках кавказского региона, можно сказать, что он прошел его вдоль и поперёк. В 1893 году он совершил экспедиционное обследование Черноморского побережья Кавказа с целью сбора ботанических образцов.

Во время экспедиций Г.И. Радде был собран богатый коллекционный материал, который лег в основу научных фондов Кавказского научно-исторического музея в Тифлисе, который он воссоздал и впоследствии сам и возглавил. К заслугам Г.И. Радде относиться и одно из первых описаний кавказского зубра (Bison bonasus caucasisus) которое вышло отдельной статьей и еще раз подтвердило существование этого животного, во что долго не могли поверить многие крупные зоологи XIX в.

В 1868 г. по заданию Императорского Русского Общества Акклиматизации на Кавказ с целью изучения фауны позвоночных был командирован А.Ф. Виноградов. В течение года он путешествовал по Закубанью стараясь собрать, по его собственным словам: «возможно большее количество сведений о зубрах». Итогом его экспедиции стал доклад «Зубр (Bison europaeus) Северо-Западного Кавказа», представленный на Втором съезде Русских Естествоиспытателей, в августе 1869 года, в котором он впервые сделал описание кавказского зубра.

Начало полномасштабному систематическому изучению териофауны Северного и Северо-Западного Кавказа положил Модест Николаевич Богданов – русский зоолог и путешественник. В 1871 г. он прошел с экспедицией по маршруту: Ставрополь – Екатеринодар – Майкоп – Даховская – Лазаревское (Сочи) – Майкоп – Лабинск – Пятигорск. В течение этой экспедиции он изучал фауну млекопитающих и птиц. При этом он много времени уделял сравнительной физиологии млекопитающих, особенно репродуктивному периоду у кавказских волков (Canis lupus cubanensis) и шакалов (Canis аureus) с их сородичами из других мест ареала.

В 1875 году на Кавказ специально выезжал Федор Карлович Лоренц – российский орнитолог, основатель московской школы таксидермии. Основной своей задачей он ставил изучение кавказского тетерева (Lyrurus mlokosiewiczi). Впоследствии им была предпринята вторая, более продолжительная поездка на Кавказ с этой же целью.

Немаловажную роль в научном изучении Западного Кавказа сыграла организация в 1888 г. охотничьего заказника – Кубанской Великокняжеской охоты. В этот период территорию Кубанской Охоты и ее окрестности наряду с вельможными охотниками посещали многие географы, ботаники и зоологи, как по заданию академических учреждений России, так и в самостоятельных целях изучить природу этого региона и для сборов коллекционного материала.

Например, в 1888—1896 гг. по Кавказу совершил несколько экспедиций Николай Адольфович Буш – русский ботаникчлен-корреспондент Императорской Академии Наук. В ходе экспедиций был собран обширный гербарий (более 400 листов), часть которого сегодня находится в Санкт-Петербургской лесотехнической академии.

Николай Иванович Кузнецов – русский и советский ботаникгеограффлорист и систематик. В эти же годы вместе с А.В. Фоминым и Н.А. Бушем совершил по поручению Императорского Русского географического общества несколько ботанико-географических экспедиций по Кавказу. Изучение кавказской флоры и в последующем стало одним из главных дел его жизни — исследованию флоры этого региона он посвятил 30 лет.

В 1889 году совершил свою первую научную экспедицию по горам Западного Кавказа и абхазскому побережью Чёрного моря Николай Михайлович Альбов – русский ботаник, географ и путешественник. Результатом экспедиции стали ценные гербарные материалы. Спустя год Н.М. Альбов совершил второе путешествие по Кавказу. На этот раз он посетил перевалы Бзыбского хребта и реку Бзыбь, через верховье реки Мзымты прошёл до озера Кардывач, по пути, естественно, проводя ботанические изыскания и дополняя гербарий.

Начиная с 1889 года, неоднократно посетил Кавказ, с целью изучения растительного мира этого региона Владимир Ипполитович Липский – русский ботаник, впоследствии член Украинской национальной Академии наук и член-корреспондент Академии наук СССР, директор Одесского ботанического сада. Результатом путешествий стало описание около 40 новых видов и разновидностей растений. Итоги исследования он опубликовал в монографии «Флора Кавказа». Книга, содержит описания 4500 видов растений, среди которых и такие новые виды, как: диоскорея кавказскя (Dioscorea caucasica), бук восточный (Fagus orientalis), любисток кавказский (Levisticum caucasicum), лапчатка Алексеенко (Potentilla alexeenkoi), тюльпан кавказский (Tulipa caucasica), зверобой понтийский (Hypericum ponticum) и многие другие.

Николай Яковлевич Динник – русский зоолог. В 1869 году, будучи студентом на естественном отделении физико-математического факультета Московского университета примкнул к революционно настроенной молодежи, за что, был арестован и исключён из университета. В 1873 году получив разрешение восстановиться в университете, Динник сдал экзамены экстерном и получил степень кандидата естественных наук. Вернувшись в родной Ставрополь он устраивается на должность преподавателя естествоведения Ольгинской женской гимназии, а всё свободное время от преподавания, посвящает путешествиям по горам Кавказа, во время которых занимается охотой и изучением природы Кавказа. Наибольший интерес Н.Я. Динник проявлял к фауне позвоночных, и занимался описанием ледников. Результаты его путешествий и научных исследований нашли отражение в его многочисленных публикациях, например, «Кавказский горный козёл» (1884), «Оштен и окружающие его части Кубанской области» (1894), «Медведь и его образ жизни на Кавказе» (1896), и многие другие.

Константин Алексеевич Сатунин – русский зоолог. В 1893 г. получив место специалиста на Кавказской шелководческой станции, он начал свою многолетнюю работу по изучению фауны наземных позвоночных Кавказа, уделяя при этом основное внимание исследованию млекопитающих. В 1907 г. К. А. Сатунин был назначен старшим специалистом Департамента земледелия по прикладной зоологии и охоте на Кавказе. Несмотря на свое слабое здоровье, изъездил Кавказ по разным направлениям весьма обстоятельно. Он является автором 240 научных и научно-популярных работ, посвященных вопросам шелководства, пчеловодства, рыболовства и охоты, но наибольшую известность он получил благодаря своим работам по систематике и географическому распространению млекопитающих и птиц.

В первое десятилетие XX века экспедиционные исследования на Западном Кавказе носили весьма общий характер, поскольку небыли систематичными, и в большей мере определялись личными целями самих исследователей. Существенные трудности в исследовании региона создавала и социально-экономическая обстановка, сложившаяся в те годы в России.

В 1906 году, одним из первых, провел геологическое изучение Западного Кавказа Виктор Иванович Воробьёв – русский минеролог. Экспедиция собиралась исследовать верховья рек Малой и Большой Лабы, а потом, по долине Загедана, спустится в предгорья.

К сожалению, для самого В.И. Воробьева экспедиция закончилась трагически. Во время обследования хребта Уруштен он случайно провалился в ледниковую трещину и погиб. Сегодня район гибели ученого носит его имя – гора Воробьева, ледник Воробьева. Главная заслуга экспедиции В.И. Воробьева — открытие отложений верхнего Tpиaca (горные массивы Тхач – Ачежбок и др.). Это единственное на Западном Кавказе место выхода на поверхность триасовых отложений навсегда связано с именем В.И. Воробьева.

В 1907 – 1914 гг. занимались изучением орнитофауны Западного Кавказа М.А. Мензбир, П.П. Сушкин и А.Е. Кудашев.

Таким образом, многие русские, да и зарубежные ученые натуралисты, начала XX века, прекрасно знали научную ценность и уникальность природы Западного Кавказа. Поэтому не случайно возникла идея создания заповедника в этом регионе, которая стала еще более актуальной в связи с грядущим закрытием Великокняжеской Кубанской Охоты, которая должна была прекратить свое существование в 1909 году.

Одним из первых инициаторов создания заповедника выступил Христофор Георгиевич Шапошников – бывший егерь Кубанской Охоты, энтомолог – всю свою жизнь посвятивший изучению Чешуекрылых (бабочек). Впоследствии – первый директор Кавказского заповедника и по существу его первый научный сотрудник. По его ходатайству, которое он направил в Императорскую Академию Наук, предложение о создании заповедника было рассмотрено на заседании Академии. Идею поддержали и возглавили академики:

Николай Викторович Насонов – член-корреспондент, директор зоологического музея Императорской Академии Наук. Впоследствии – лаборатории экспериментальной зоологии АН СССР и лаборатории Института цитологии, гистологии и эмбриологии АН СССР.

Иван Парфеньевич Бородин – русский ботаник, популяризатор науки, зачинатель российского природоохранного движения, один из основателей этико-эстетического подхода в заповедном деле и охране дикой природы.

Алексей Андреевич Бялыницкий-Бируля – русский и советский зоолог. Основные его исследования касались преимущественно систематики, морфологии и зоогеографии беспозвоночных, в особенности паукообразных, а впоследствии и млекопитающих. Состоял зоологом в зоологическом музее Императорской Академии Наук.

Однако идея создания заповедника нашла свое реальное воплощение лишь спустя десятилетие. Этому в немалой степени способствовали многие исторические события и социально-экономическая обстановка в России.

Только в 1924 году, уже после официального учреждения Кавказского зубрового заповедника (так он тогда назывался), стали налаживаться планомерные научные исследования в регионе, да и самом заповеднике.

С 1924 по 1927 гг. заповедник переживал т.н. «организационный период», когда основное внимание было сосредоточено на охранных мероприятиях. Трудности двадцатых годов не позволяли быстро сформировать полноценный штат научного и лесного отделов. В первые два года своего существования, весь научный штат заповедника состоял из 2-х человек: директор Х.Г. Шапошников и его заместитель – Александр Павлович Гунали – агроном по образованию, который в 1925 г. был переведен в помощь Х.Г. Шапошникову из Крымского заповедника.

Первейшей научной задачей в это время была необходимость учёта оставшихся в живых кавказских зубров, численность которых, к моменту образования заповедника вызывала серьезную тревогу. Х.Г. Шапошников активно пытался организовать экспедиционное обследование территории заповедника, но это было трудно и в те годы даже опасно. Во многих горных районах тогда хозяйничали местные браконьеры и остатки Белой армии. От рук этих бандитов, погиб Виталий Михайлович Исаев – русский зоолог, генетик. Он в августе 1924 г. с научной экскурсией решил пройти с Черноморского побережья через Кавказский заповедник на Майкоп. Но в урочище «Бандитский лагерь» был схвачен белоказаками и повешен за сочувствие к Советской власти. Впоследствии это место получило название «Лагерь Исаева».

Но все же, в 1927 г. удалось организовать первое экспедиционное обследование территории заповедника по поиску зубров, которое возглавил А.П. Гунали. Однако итоги экспедиции оказались неутешительными. Удалось установить, что последнюю группу из трёх живых зубров видел на г. Алоус, в 1927 г., наблюдатель восточного отдела заповедника А.П. Онежко. К сожалению и эти последние животные были в скором времени убиты пастухами – имеретинами.

В эти годы организуются фенологические наблюдения, и закладывается основа будущей фенотеки (фенологической картотеки) Кавказского заповедника.

Параллельно научным исследованиям ведется работа по популяризации заповедника и идей охраны природы. Х.Г. Шапошников и А.П. Гунали организуют экскурсии, туристические походы и читают лекции для местного населения и Красной Армии.

В этот же период, в заповеднике, были построены первые караулки и кордоны, налажены мосты, проложены тропы. Пополнился и штат лесной охраны, который к 1927 г. уже достигал 44 человек.

Второй период (1927 – 1930 гг.) являлся периодом экспедиционных исследований и общей научной инвентаризации заповедника. Отсутствие постоянного штата научных сотрудников и конкретного плана научно-исследовательских работ обусловило экспедиционный характер научных исследований в основном сторонними организациями.

В 1928 г. проводит геоботаническую рекогносцировку территории заповедника Александр Иванович Лесков – русский, советский геоботаник, ученик Н.А. Буша, сотрудник Ботанического музея Академии наук. Свои экспедиции он продолжил и в последующие два года. В результате экспедиций был собран обширный гербарий, часть которого положила начало гербарию Кавказского заповедника, который сегодня насчитывает почти 30 тыс. образцов, первые из которых собраны самим А.И. Лесковым.

В 1929 – 1930 гг. в заповеднике работают несколько экспедиций: луговедческая – под руководством Н.А. Троицкого; почвенная – руководитель С.Д. Сухенко. Проводит гидробиологические исследования экспедиция под руководством проф. А.Н. Бартенева, которая занимается сбором и изучением стрекоз Западного Кавказа. По результатам экспедиции будут опубликованы работы, которые сегодня входят в золотой фонд российской и мировой одонатологии. Работает научная экспедиция, возглавляемая проф. Д.А. Ласточкиным по изучению высокогорных озёр Главного Кавказского хребта.

В результате работ всех этих экспедиций были составлены планы пятилетних работ, которые предполагалось провести силами специально организованных экспедиций. Метеорологическая – руководитель инспектор ГГО Д.Ф. Нездюров; геологическая (В.Н. Робинсон); гляциологическая (Г.Г. Григор); почвенная (С.А. Захаров); ботаническая (Н.А. Буш); луговедческая (Н.А. Троицкий); зоологическая (С.С. Туров); синэкологическая (Е.И. Синская); гидробиологическая (А.Н. Бартенев).

Однако, по ряду причин целиком, этот план работы выполнить не удалось. Тем не менее, материалы проведенных экспедиций, например, результаты геологических исследований В.Н. Робинсона, и его геологическая карта, сегодня составляет золотой фонд Кавказского заповедника.

Штат заповедника к концу 1920-х гг. пополнился новыми научными сотрудниками.

В 1927 г. в заповедник был приглашен Петр Иванович Слащевский – энтомолог, старинный товарищ и коллега Х.Г. Шапошникова.

По рекомендации П.И. Слащевского на поляне Гузерипль (кордон Гузерипль еще только строился) была организована энтомологическая станция. На станции П.И. Слащевский начал занимался изучением энтомофауны вредителей леса (короедов) заповедника. В итоге им был собран интересный коллекционный материал, в том числе и фотографический, составлены списки вредителей леса, описаны новые виды короедов, их биология и меры борьбы с ними. Часть материала впоследствии вошла в сборники Трудов заповедника, а фотографический материал сегодня хранится в научном архиве заповедника.

В 1927 г. по рекомендации Ленинградского (Санкт-Петербургского) университета в заповедник приезжает Иван Андреевич Никитин – в задачи которого входило создание и открытие на поляне Гузерипль гидрометеостанции. Тем самым было положено начало регулярным метеорологическим наблюдениям в заповеднике. Кстати, метеостанция «Гузерипль» существует и сегодня, правда сейчас она относиться к системе Росгидромета.

Третий период (1930 – 1940 гг.) характеризуется работой уже своего научного штата, насчитывающего до 20 человек. В эти годы организуется ряд научных станций в разных частях заповедника.

В 1931 г. в Северном отделе заповедника, в долине реки Киши, на одноименном кордоне, создается Охотоведческая станция. Первоначальными ее задачами были вопросы охраны и учёта фауны млекопитающих, имеющих промысловое – охотничье значение.

В этом же году в Южном отделе заповедника, в Красной Поляне, на базе экспедиций Ленинградского лесопромышленного научно-исследовательского института под руководством проф. В.Н. Сукачева и С.Я. Соколова, организуется Лесная опытная станция – «ЛОС». Её сотрудники: С.Я. Соколов, А.В. Кожевников, А.Д. Дюжев, Ю.П. Бяллович, С.И. Нестеров, В.М.. Боровиков и др. работали над изучением ценных древесно-кустарниковых пород и вопросам интродукции, эпизодически проводились лесопатологические и геоботанические исследования. Здесь же функционировала луговедческая опытная станция, начало работ, которой положил Николай Павлович Введенский – станция занималась изучением горных луговых массивов, флоры заповедника в целом и геоботаническими исследованиями.

В 1932 г. была открыта педагогическо-биологическая станция под руководством Л.И. Номоконова. Основная работа станции заключалась в работе с юннатами, краеведами с целью подготовки их к самостоятельным полевым исследованиям в природе. Работали кружки, курсы, давались консультации.

В 1933 г. Охотстанцию возглавил Андрей Александрович Насимович, и с этого времени зоологические исследования развёртываются широко. Уделяется особое внимание изучению зимнего периода в жизнедеятельности крупных копытных заповедника – благородного оленя, западнокавказского тура, и серны. Разрабатывается методика учета численности этих видов животных. Проводятся работы по изучению зверовых солонцов, их значению в жизни копытных млекопитающих.

В 1935 г. научный отдел заповедника, был реорганизован в т.н. «Комплексную естественноисторическую станцию» – КЕИС, в которой отдельные направления научных работ теперь назывались – секторами. С этого времени вся научная работа организуются в соответствии с единым тематическим планом, который отвечал задачам, поставленным перед заповедником с учётом народнохозяйственных потребностей страны.

В 1936 г. Зоологический сектор КЕИС возглавил Игорь Васильевич Жарков – который продолжил исследования, начатые А.А. Насимовичем. Итогом его работы стала полная сводка млекопитающих заповедника, которая включала 63 вида. Это был систематический обзор, который содержал детальные сведения о распространении, биологии и составе популяций этих видов. В зоосектор также входили зоологи: Юрий Викторович Аверин – орнитолог, его работа «Птицы горной части Северо-Западного Кавказа» и сегодня является актуальной в плане изучения птиц заповедника. Владимир Порфирьевич Теплов – занимался изучением хищных млекопитающих, в частности – кубанского волка. Он первый в заповеднике изучил биологию и экологию этого вида. Так же в составе зоосектора продолжили работы, начатые еще П.И. Слащевским энтомологи – Михаил Иванович Зюзин и Сергей Сергеевич Деев.

В Лесном секторе работали – Леонид Иванович Соснин, Н.П. Введенский и др. Организуется физико-географический сектор, в котором проводил свои исследования метеоролог Н.Н. Кузнецов.

В 1936 г. молодым зоологом заповедника Иваном Сергеевичем Башкировым был разработан и предложен план восстановления зубра на Кавказе. Идею восстановления зубра поддержал Михаил Александрович Заблоцкий, который в 1938 г. перевелся в Кавказский заповедник из Аскания–Нова. М.А. Заблоцкий теоретически обосновал проблему восстановления зубра, и разработал конкретный проект ингабитации зубра в КГЗ. Проект был одобрен и утверждён в Главном управлении по заповедникам, зоопаркам и зоосадам в Москве. В 1940 г. под руководством М.А. Заблоцкого, в Кавказский заповедник из Аскании–Нова была завезена первая партия зубров, в количестве пяти особей. С этой группы зубров начался смелый, по тем временам, и грандиозный эксперимент, поскольку он продолжается в Кавказском заповеднике, и по сей день.

В период Великой Отечественной войны большинство научных сотрудников и сотрудников охраны ушли на фронт. Научные исследования в заповеднике приобрели некоторую военную направленность, например, велись работы по изучению лекарственных свойств некоторых видов растений. Производился сбор лекарственных растений для нужд фронта. А в период оккупации Кавказа, в 1942–1943 гг., основная задача оставшихся в заповеднике сотрудников состояла в сохранении зубрового стада, которое на момент начала войны насчитывало 11 особей. В прямом и переносном смысле этого слова, зубров прятали и охраняли в глухих уголках заповедника, в урочище «Зубровый парк» всего шесть человек. Руководила этой группой Лидия Николаевна ШатаеваКушникова. Смело можно сказать, что эти люди совершили настоящий гражданский и человеческий подвиг, сохранив это, небольшое стадо уникальных животных, которые дали начало той популяции зубров, что обитает сегодня в Кавказском заповеднике, и является его украшением и гордостью.

В послевоенное время, 1945 – 1949 гг., несмотря на огромные трудности, связанные с восстановлением народного хозяйства во всей стране, в заповеднике, тем не менее, восстанавливается заповедный режим, и налаживаются научные исследования.

Непосредственно этим руководит Николай Елизарович Лаврентьев – главный лесничий заповедника, а на тот момент, по сути, и зам. директора по науке. Помогает ему в этом Л.И. Соснин и ряд других сотрудников, из тех, кто пережил военные годы в заповеднике.

Возвращаются из эвакуации  Эвелина Натановна Альпер, Галина Петровна Вязовская – в заповеднике возобновляются ботанические и фенологические исследования. Приходит из эвакуации, из Красной Поляны, пешком, через весь заповедник Лидия Васильевна Заблоцкая (Крайнова) – в заповеднике возобновляются работы по восстановлению зубра.

Демобилизуется с фронта, и возвращаются обратно И.В. Жарков – в заповеднике возобновляются зоологические исследования. Под его руководством, совместно с новыми зоологами В.Я. Исаевым, Д.П. Рухлядевым и др., организуются инвентаризационные исследования фауны, с целью выяснить последствия военных действий и вообще влияния того неизбежного нарушения заповедного режима, которое было в период войны. Приходят и другие фронтовики, в частности, Петр Давыдович. Лазук,  лесотиполог, еще в 1930-х гг. он начинал работы по изучению лесов Хостинской Тисосамшитовой рощи. И вот снова в роще под его руководством развертываются работы по изучению самшита колхидского и тисса ягодного – уникальных реликтовых видов сохранившихся в этом уголке Западного Кавказа.

В 1950 – 1960 гг. в штат научного отдела заповедника пополняется целой плеядой молодых и талантливых ученых, которые подхватывают все то, что начиналось в довоенное время. В то же время все научные исследования расширяются и углубляются, охватывая разные стороны природного комплекса заповедника.

В заповеднике формируется целая зоологическая группа – Сергей Гаврилович Калугин – придя в заповедник практически с фронта, он берется за основную тему заповедника – восстановление зубра, поскольку к этому времени Л.В. Заблоцкая, вместе с мужем была переведена во вновь созданный Приокско-Террасный заповедник. Под руководством С.Г. Калугина осуществляются мероприятия по расселению зубров в восточные районы заповедника, их вольному разведению вне зубровых загонов и дальнейшей селекции.

Владислав Андреевич Котов, Лев Серафимович Рябов, Валентин Николаевич Александров, Серафима Леонидовна Овчинникова – при непосредственном участии этих зоологов организуются и ведутся исследования в области биологии основных видов охраняемых животных заповедника – оленя, тура, серны, кабана, медведя, волка и других хищных млекопитающих, а также грызунов. Изучаются кормовые угодья зубров и их емкость.

Развиваются исследования и в ботанических направлениях. В этом плане работают – Нина Федоровна Храмцова, Ксения Юрьевна Голгофская, Иван Ипполитович Хуторцов, Михаил Данилович Алтухов. Изучается луговая растительность высокогорий, проводятся картографирование растительного покрова, лесопатологические работы, изучение водоохраной роли леса.

В 1959 г. Лев Герасимович Горчарук, организует почвенную лабораторию, тем самым в заповеднике возобновляются систематические почвенные исследования. Эти исследования продолжаются и сегодня, причем услугами почвенной лаборатории пользуются не только сотрудники заповедника, но и сторонние организации прибегают к ее аналитической и консультативной помощи.

К началу 1970-х годов в заповеднике в основном заканчиваются инвентаризационные исследования компонентов экосистем заповедника, по сути, был заложен некоторый фундамент для продолжения научных исследований. Неслучайно, в последующие годы, начинается разработка новых направлений в популяционной биологии, и других различных аспектах экологии.

В 1970 г. в заповеднике организуется и начинает свои исследования лаборатория лесной патологии (фитопатологии), на тот момент единственная в системе заповедников СССР. В лаборатории, под руководством К.Ю. Голгофской, началось изучение бактериальных и сопутствующих им грибных болезней лесных пород заповедника, в основном – пихты кавказской и бука восточного.

В I973 г. в заповеднике организуются первые комплексные биогеоценологические (экосистемные) стационары: «Молчепа», «Сенная – Бурьянистая», «Ачипсе» и «Хоста». На этих стационарах отрабатываются методы по комплексному изучению факторов среды (теплового, светового, увлажнения, почвенных процессов) и биокомпонентов (фитоценозов, бактерий, грибов, частично беспозвоночных и позвоночных животных). Устанавливаются взаимосвязи между биокомпонентами и факторами внешней среды.

Научный штат заповедника пополняется новыми сотрудниками. Определяются новые комплексные темы, в рамках которых ведут свои наблюдения научные сотрудники согласно своим научным направлениям. В частности, по теме: «Структура горно-лесных и луговых биогеоценозов и периодические процессы в них» изучается микроклимат и гидрологический режим заповедника – руководитель Леонид Иванович Романика. Под руководством Л.Г. Горчарука исследуются почвообразовательные процессы. Изучает экологическую структуру популяций пихты и бука М.В. Придня. Продолжается изучение фитопатологической микрофлоры основных лесообразователей заповедника, которым занимается теперь молодой сотрудник Владимир Владимирович Черпаков. Исследуется структура и продуктивность лесных фитоценозов, которым занимается Александр Степанович Солодько. К.Ю. Голгофская продолжает исследование динамики лесной и луговой растительности. Занимается вопросами экологии генеративного цикла основных лесообразователей заповедника И.И. Хуторцов. Под руководством Риммы Николаевны Семагиной разрабатываются и апробируются методы фенологических наблюдений за лесной и луговой растительностью.

В плане зоологических направлений, по теме: «Динамика популяций млекопитающих и птиц» – продолжаются и отрабатываются новые методы изучения фауны позвоночных животных заповедника. На смену «старым сотрудникам – старожилам» пришли молодые и энергичнее зоологи, которые с интересом перенимают у них «исследовательскую» эстафету, и включаются в научную работу заповедника. Так Владимир Васильевич Дуров продолжает исследование популяции дикого кабана и кавказского оленя, изучает их биологические и экологические особенности, отрабатывает методику учета их численности.

Александр Владимирович Дубень занимается изучением самых высокогорных копытных млекопитающих заповедника – кавказской серны и западнокавказского тура. Вопросами биологии и экологии самых крупных хищников заповедника – кавказского медведя, кубанского волка и кавказской рыси занимается Анатолий Николаевич Кудактин. Впервые за многие десятилетия существования заповедника А.Н. Кудактин подходит к вопросу изучения системы «Хищник – жертва» с экологической точки зрения. Иными словами он принял и доказал, что хищный зверь не может быть «плохим» или «хорошим», а он – неотъемлемая часть экосистемы.

Одно из основных зоологических направлений научной работы заповедника – изучение биологии и экологии восстановленого зубра. И эту тему перенимает у С.Г. Калугина, также молодой зоолог – Александр Степанович Немцев. Изучается структура популяции этого животного, его суточные и сезонные миграции, репродуктивный период. По итогам работ А.С. Немцева было принято всем мировым сообществом, что в Кавказском заповеднике воссоздано новый вид зубра – горный зубр. И сегодня этот зверь является украшением и гордостью заповедника.

Изучением орнитофауны заповедника занимается Петр Арнольдович Тильба – основное внимание уделяется редким видам пернатых, в частности – кавказскому тетереву и улару. Кроме этого отслеживаются гнездовья крупных хищных птиц – беркута, бородача, грифа, сапсана и др., поскольку сегодня эти виды становятся очень редкими и естественно возрастает роль заповедников в деле сохранения популяций этих уникальных видов.

В 1979 г. по решению ЮНЕСКО Кавказскому заповеднику, в числе первых 6 советских заповедников присвоен статус «Биосферного». Президиум Международного координационного совета программы МАБ «Человек и биосфера» включил заповедник в Международную сеть заповедников биосферы, представляющих основные экосистемы мира. Получение такого международного статуса стало бесспорным признанием заповедника как одного из уникальных уголков Природы и как оного из научных центров заповедной системы.

В 1981 г. был начат, и продолжается по настоящее время, новый этап исследований – мониторинговый. Летопись природы заповедника теперь рассматривается и разрабатывается как мониторинг состояния геофизической среды и биологических компонентов.

В научных исследованиях заповедника появляется ряд новых направлений. В частности, А.А. Лебедева занимается динамикой видового состава редких и исчезающих видов растений. Валерием Владимировичем Акатовым, совместно с Т.В. Акатовой, исследуется динамика водно-болотной растительности заповедника. Особенное внимание уделяется растительности высокогорных озер и болот. Совершенствуется система ведения фенонаблюдений и календаря природы заповедника, чем занимается Валентина Владимировна Кипиани.

Впервые за прошедшие десятилетия продолжены работы по описанию фауны земноводных и пресмыкающихся, которыми занимается Борис Сакоевич Туниев. Описан ряд новых видов змей, лягушек, тритонов заповедника, изучены их биологические и экологические особенности. Изучается фауна лесных и луговых мелких млекопитающих (грызунов) заповедника, которые проводит Виталия Григорьевна Топилина. Особенное внимание уделяется грызунам высокогорий, в частности полевке Роберта и др.

Продолжаются стационарные исследования на организованных в 1970-х гг. стационарах, с каждым из которых связана сеть пробных площадей.

На территории заповедника функционируют три метеостанции СК УГКС – «Гузерипль», «Лаура», «Ачишхо».

В 1986 г. в заповеднике организуется станция фонового мониторинга «Джуга», расположенная в географическом центре заповедника, на склоне одноименного горного массива.

Известность и значение Кавказского государственного природного биосферного заповедника в последние десятилетие двадцатого века приобрели международное значение. Свидетельством этого признания стало включение заповедника, в 1999 году, в число территорий Всемирного природного наследия. Это самый высокий статус, который только может быть присвоен особо охраняемым природным территориям. Объект, получивший этот высочайший статус ЮНЕСКО, не только становится объектом особого природоохранного значения, но и получает дополнительную помощь мирового сообщества в деле своей защиты и сохранения. Кавказский государственный природный биосферный заповедник — один из первых на территории России получивший этот статус объекта «определяющего лик нашей планеты».

Таким образом, в XXI столетие Кавказский заповедник подошел, имея достаточно сильный научный потенциал, который позволяет решать ряд важных в научном и хозяйственном отношении экологических проблем на Западном Кавказе. Помимо выполнения исследований по программе НИР в заповеднике разрабатывается и осуществляется программа экологического мониторинга в направлении участия сотрудников в региональном планировании – выявление полигонов в охранной зоне и на эксплуатируемых территориях, оценка экологической ситуации в регионе и выбор объектов заповедания, разработка практических рекомендаций по корректированию эксплуатации природных ресурсов.

Заповедник посещали известнейшие в мире ученые-писатели и защитники дикой природы, например, Джой Адамсон и Джералд Даррелл. О заповеднике снято более 10 научно-популярных и документальных фильмов советскими и зарубежными киностудиями, которые закуплены десятками различных стран.

(Использованы материалы Акатовой Т.В., Голгофской К.Ю., Черпакова В.В.)

Ст. н. с., Ю. Н. Спасовский