Сайт находится в тестовом режиме. Ссылка на старую версию" http://kgpbz.ru/

Зимние следы зубра, вскрытая фотоловушка и испытания погодой

С 11 по 13 июня группа научных сотрудников Кавказского заповедника отправилась на научные полевые работы на водоразделе между р. Белая и р. Молчепа – на горном массиве Абаго-Атамажи. Основные задачи – провести учет медведей, разведать снежную обстановку и пространственное распределение высокогорных животных накануне учета туров и серн, проверить старые и установить новые фотоловушки, а также обследовать зимние пастбища лесных и высокогорных копытных в этом районе.
Погода нынче в июне стоит по-настоящему летняя: с утра высокая температура, ясное небо к полудню сменяется высокой облачностью и сильной грозой, а вечером облака опускаются в речные долины. Такой прогноз мы ожидали и в эти дни полевых работ. Однако он оправдался только в первый день – день подъема из Гузерипля на гору Абаго. Сильная гроза, молнии и ливень сопровождали нас на всем пути. Тропа оказалась буквально завалена упавшими деревьями и крупными ветками, которые приходилось обходить.
На высоте около 1600 м над уровнем моря встречаем первую находку – зимний помет зубра. Два года назад впервые здесь были встречены одиночные следы зубра, и вот они - очевидные следы постоянного зимнего пребывания его здесь. Максимальное количество зимних «лепешек» оказалось, однако, еще выше – на нижней границе лугов, в березовом криволесье. Здесь же, но в пихтовом лесу, встречен и свежий, весенний помет зубра. Это первый случай зимовки на этом хребте за всю историю восстановления зубров в заповеднике. Вероятно, самец-одиночка поднялся сюда из района естественных солонцов в реке Молчепа. Если ему удастся «соблазнить» коров, в ближайшие годы ареал зубров может расшириться в пределах заповедника. Решаем «поймать» нашего путешественника и устанавливаем в этом месте фотоловушку.
В этот вечер сушимся в балагане на верхней границе леса. Утром по прогнозу солнце, однако будит нас в 6 утра стук дождя по крыше. Но делать нечего, время не ждет, предпринимаем попытку подняться на вершину Абаго и заночевать там с палатками в надежде, что снега должно быть еще много и без воды мы не останемся. На подъеме вновь начинает нещадно припекать солнышко. В березовом криволесье еще снег. Выходим на луга, здесь – лишайниковые пустоши, шикша и черника – бореальные «пришельцы», прижившиеся с ледникового периода, и море лютиков. На противоположном «плече» горы Абаго видим серн, считаем – 29, из них 4 малыша. 14% - это средняя величина последних лет. Горы Абаго и Атамажи – неизолированные горные хребты, соединены скальным перешейком с основным массивом Главного Кавказского хребта - Чугушом и Тыбгой. Здесь отмечается самая высокая плотность туров и серн за весь многолетний период наблюдений с середины прошлого века.
Идем дальше, серны не торопятся убегать. Мы видим еще одну группу в 11 особей. Часть из них пересекает снежник, парочка – перебегает нам «дорогу». На отроге горы Абаго в зимний период с юго-западных склонов снег выдувается и быстро стаивает в солнечные дни. Здесь много зимнего помета серн и оленей. Проводим геоботанические исследования – описываем площадку, делаем укосы. Встречаем удивительный пурпурный одуванчик. Непривычно видеть одуванчики в таком цвете. На подступах к вершине Абаго обращаем внимание на еще одного пришельца с севера. Баранец обыкновенный – не цветковое растение, относится к плаунам, житель тайги и тундры. На Кавказе встречается в горных тундрах, альпийский пояс. Высота – 2628 м над уровнем моря. Ставим палатки, и начинается новый грозовой заряд.
Ближе к 8 вечера небо слегка проясняется, видно, что основная масса дождевых облаков переместилась на юго-запад, к морю. На вершине снега нет, остаемся без воды. Приходится прогуляться в сторону Атамажи за снегом. Будем из него топить воду. В 50 метрах от вершины и палаток спугиваем мишку – молодой, 2-3 леток, быстро «делает ноги». По пути учитываем еще около 30 серн, но уже быстро темнеет, не успеваем разглядеть подробности.
Принимаем решение выдвигаться на Атамажи с утра, прогноз погоды на следующий день и облака, не опустившиеся в долины, не радуют и даже слегка пугают.
Ближе к 2 ночи просыпаемся от зарниц на юго-западе, за Чугушом. Небо озаряется яркими сполохами, но без единого звука и дуновения ветерка. В противоположной стороне, на севере, также ярко светится Майкоп. Удивительные ощущения. На замену карты памяти и аккумуляторов фотоловушки на Атамажи просыпаемся чуть засветло, в 4 утра. Облака вокруг начинают уже сейчас превращаться в тучи. Облачность опускается, и через пару часов мы окажемся в тумане. Пора спешить.
Перемычка между вершинами Абаго и Атамажи довольно узкая, и в обе стороны хорошо просматриваются долины. Считаем 2 самцовые группы туров в верховьях Рыбной – это их любимое место. Спокойно пасутся среди снежников и цветущих рододендронов. Недалеко от них также, с мордой в траве, пасется медведь. Остаемся считать и отправляем Кристину, самого резвого члена команды, менять фотоловушку. У вершины Атамажи еще две группы туров, уже с малышами. Любопытничают и выглядывают, пересвистываясь, из-за гребня. Тут же видим, как Кристину успевают увидеть медведица с медвежонком. Малыш бросается наутек, за ним мамаша. Кристина обнаруживает фотоловушку открытой. Кто и как ее открыл? Животные? Но это практически невозможно. Может, снег? Она простояла всю осень и зиму. У нас на нее были большие надежды. Уже второй год мы собираем материалы по посещаемости животными естественного солонца в этом месте.
Возвращаемся к палаткам в 7-30. Приятное ощущение – день еще не начался, а уже сделана такая большая работа. Стремительно сворачиваем лагерь, клочья тумана уже успевают затянуть вершину Абаго, Чугуша, плотное облако повисло на Тыбге. Вдалеке еще виднеются Фишт и Оштен, сложенные известняком, обычно они подкрашены солнцем в розовый цвет в это время, но не сегодня. Спускаемся.
Снова серны, но уже поближе к березам, а в зарослях рододендрона – следы еще одной медведицы с медвежонком. Дождь вот-вот начнется. Успеваем сфотографировать феномен – белые ирисы, иллюстрирующие морфологическую изменчивость у многих видов растений. Обычно они фиолетовые, синие.
Завтракаем в балагане, а гроза ждет нас за дверью. Выходите! Я уже на пороге, без вас не начнусь! Решаемся, промокнем, но скоро будем дома. В лесу гроза не так страшна, как высоко в горах, где кажется, ты – единственная мишень для молнии. Но вдруг чувствуем запах костра. Гузерипль? Но до него еще далеко. Может, турист какой забрел и решил погреться? Или наш сотрудник лесной охраны? Браконьер то уж точно дымом баловаться не будет. Видим, как поднимается за стеной дождя дым. Кому же удалось разжечь и поддерживать в такой дождище костёр? Идем туда. Вот это да! Мощный разряд молнии буквально рассек пополам строе дерево пихты, часть ствола лежит на земле, часть дымится на высоте около 15 м. Похоже на домну. Какая же там температура была во время удара? Но видно, что дождь скоро всё потушит. И точно, его заряд с новой силой бьет по капюшонам курток, успеваем сфотографировать результат природного «Прометея» и спускаемся к машине.
Уже дома обнаруживаем, что кадров на флешке фотоловушки почти нет. Снимала она всего 5 дней, и напоследок запечатлела, возможно, виновника безобразия – самца тура.