Сайт находится в тестовом режиме. Ссылка на старую версию" http://kgpbz.ru/

Кавказский заповедник 40 лет в программе "Человек и биосфера" ЮНЕСКО

В 2019 году исполнилось ровно 40 лет с тех пор, как Кавказский государственный заповедник был включен во всемирную сеть биосферных резерватов, действующих по программе «Человек и биосфера» ЮНЕСКО, и получил статус биосферного одним из первых российских заповедников.

Биосферные территории были созданы для решения одного из важнейших вопросов, стоящих перед современным миром: Как примирить сохранение биологического разнообразия и биологических ресурсов с их устойчивым использованием? Для эффективности биосферной территории необходимо, чтобы ученые в области естественных и социальных наук, группы специалистов по охране природы и развитию, административные органы и местные сообщества работали совместно над решением этого комплексного вопроса. Однако за прошедшие десятилетия понятие о биосферных резерватах и подход к их организации, постановке их целей и задач, принципам их функционирования изменилось.

Как же сейчас обстоят дела с функционированием Кавказского заповедника в качестве биосферного резервата?



Концепция биосферной территории впервые была разработана в 1974 году рабочей группой программы «Человек и биосфера» (МАБ, англ. The Man and the Biosphere Programme, MAB) ЮНЕСКО. Создание Всемирной сети биосферных территорий началось в 1976 г., а в марте 1995 г. она уже включала 324 территории, расположенных в 82 странах. Эта сеть имеет ключевое значение для достижения задачи программы МАБ: обеспечение устойчивого равновесия между целями сохранения биологического разнообразия, содействия экономическому развитию и сбережения соответствующих культурных ценностей.

Биосферные территории являются такими объектами, где принципы этой деятельности проходят проверку, уточняются, применяются и популяризируются.

В 1983 году ЮНЕСКО и Программа Организации Объединенных Наций по окружающей среде (ЮНЕП) в сотрудничестве с Сельскохозяйственной и Продовольственной организацией Объединенных Наций (ФАО) и Международным союзом охраны природы (МСОП) совместно организовали в Минске (Беларусь) первый Международный конгресс по биосферным территориям. В результате работы этого Конгресса в 1984 году появился первый «План действий по биосферным территориям», который был официально утвержден Генеральной конференцией ЮНЕСКО и Административным советом ЮНЕП. Минский план действий во многом сохраняет свою актуальность и сегодня, однако, контекст, в который вписываются биосферные территории, значительно изменился.

В течение десяти лет, последовавших за проведением Минского конгресса, аналитическая работа, касающаяся охраняемых территорий в целом, и деятельность, связанная с конкретными биосферными территориями, развивались в одном и том же направлении. В частности, взаимосвязь между сохранением биологического разнообразия и потребностями развития местных обществ (существенный элемент подхода к деятельности биосферных территорий) признается сегодня в качестве одного из ключевых факторов в управлении большинством национальных парков, природных заповедников и других охраняемых территорий. На четвертом Всемирном конгрессе по национальным паркам и охраняемым территориям, который состоялся в Каракасе, Венесуэла, в феврале 1992 г., специалисты различных стран по вопросам планирования и управления охраняемыми территориями, одобрили целый ряд идей (участие местных сообществ, взаимосвязи между сохранением и экономическим и социальным развитием, важность международного сотрудничества), которые существенным образом характеризуют биосферные территории. Кроме того, на этом Конгрессе была принята резолюция, касающаяся биосферных территорий. Были внесены также важные нововведения в управление самими биосферными территориями. Разработанные новые методологии основаны на вовлечении всех партнеров в процесс принятия решений и урегулирования конфликтов, в них уделяется большое внимание необходимости использования региональных подходов. Появились новые формы биосферных территорий, например «кластерные» и трансграничные территории. Произошла эволюция многих биосферных территорий со смещением акцента от выполнения преимущественно природоохранных задач к более широкой интеграции с деятельностью в области экономического развития благодаря растущему сотрудничеству между всеми партнерами. Новые международные сети, развитие которых получило импульс благодаря техническому прогрессу, в том числе появлению более мощных компьютеров и сети «Интернет», в значительной мере облегчают коммуникацию и сотрудничество между биосферными территориями в различных странах.

Именно в этом контексте Исполнительный совет ЮНЕСКО в 1991 г. принял решение утвердить Консультативный комитет по биосферным территориям. Этот Комитет счел своевременным провести оценку эффективности Плана действий 1984 г., проанализировать его выполнение и разработать пересмотренную и скорректированную стратегию для биосферных территорий на пороге XXI века.

Для достижения этой цели в 1995 г. ЮНЕСКО организовала в Севилье (Испания) Международную конференцию по биосферным территориям. В работе этой Конференции участвовало около 400 экспертов из 102 стран, а также представители 15 международных и региональных организаций. Конференция была организована таким образом, чтобы можно было провести оценку опыта выполнения Плана действий 1984 г., проанализировать роль биосферных территорий в контексте XXI века (что нашло отражение в намеченных перспективах) и подготовить проект положения о Всемирной сети биосферных территорий (в дальнейшем Всемирная сеть).

Конференция разработала Севильскую стратегию, которую полностью поддержал Координационный совет программы «Человек и биосфера» (МАБ) в ходе своей 13-й сессии 1995 г.

Таким образом, во время включения Кавказского государственного заповедника в программу МАБ, биосферным резерватом признавался такой природный резерват, природные комплексы и экосистемы которого в прошлом испытали минимальное антропогенное воздействие, и представляли собой участки природы с сохранившейся естественной флорой и фауной, биологическими сообществами, ландшафтами, и естественным течением природных процессов. Такие резерваты принимались за «эталонные» природные экосистемы, с которыми сравнивалось и оценивалось состояние хозяйственно используемых экосистем окружающих территорий. В настоящее же время, после принятия в 1995 году Севильской стратегии, Мадридского плана действий, а с 2016 года – и Лимского плана действий, «эталонная» функция биосферных резерватов перестала быть главной и отошла на задний план. Первостепенной же стала функционирование биосферного резервата на принципах устойчивого развития, т.е. – природопользования без истощения природных ресурсов и снижения биологического разнообразия.

Однако, Кавказский заповедник, являясь самой крупной, ценной в отношении сохранения девственных экосистем, аборигенного гено- и ценофонда, демонстрирующей этапы эволюции Земли и старейшей охраняемой природной территорией региона, продолжает оставаться «островом нетронутой дикой природы» и продолжает выполнять свою, ныне устаревшую «эталонную» функцию. Заповедник расположен в самой густонаселенной части России. Он занимает обширнейшую территорию площадью 3000 км2, в связи с чем испытывает все возрастающий, мощный антропрогенный прессинг. На всех уровнях: от населения до органов самоуправления и государственной власти – проявляется противостояние и конфликт интересов, борьба против ограничений на использование природных ресурсов, сохраняемых в границах заповедника.

Между тем, заповедник выполняет предоставляет целый ряд незаменимых экосистемных функций, которые оказывают воздействие как на условия жизни человека, так и на его хозяйственную деятельность. Для того, чтобы подчеркнуть вовлеченность заповедников в социально-экономическую жизнь общества, а не бесполезное «простаивание» их природно-территориальных комплексов, принято говорить об экосистемных услугах, которые оказывают обществу исключенные из хозяйственного оборота заповедники. Кавказский заповедник в основном оказывает регулирующие услуги (регулирование климата, качества воздуха, водных ресурсов и эрозии, опыление, очистка воды) и поддерживающие — те услуги, которые обеспечивают выполнение всех остальных услуг (почвообразование, фотосинтез, предоставление первичной продукции и кругооборот питательных веществ). Заповедник выступает необходимым элементом обеспечения устойчивого развития, как на глобальном, так и на региональном уровне.

Наличие такой огромной особо охраняемой природной территории оказывает колоссальное влияние на всю экологическую ситуацию в прилегающих регионах. Кавказский заповедник является самым крупным горно-лесным заповедником Европы. Склоны гор на высотах 60 – 2200 м покрыты лесами, (62% территории) производящими огромное количество кислорода. 16% территории составляют снежно – скальные и горно – ледниковые ландшафты. Насчитывается 133 различных по происхождению горных озера, расположенных на высотах от 1450 до 2980 метров над уровнем моря: ледниково-каровые, карстово-тектонические, обвально-запрудные, морено-запрудные и др. Скалистые хребты высокогорий покрыты ледниками, 90% которых расположены на Северном макросклоне. В заповеднике насчитывается 63 ледника с общей площадью оледенения 18,7 км2. Здесь берут начало основные водные артерии: реки Пшеха, Курджипс, Белая, Малая Лаба, Мзымта, Шахе. Эти водные артерии являются основными поставщиками пресных вод населению прилегающих предгорных равнин, занятых сельскохозяйственными землями.

Природную ценность представляет долина реки Мзымта, которая богата минеральными источниками. В районе урочища «Энгельмановы поляны» насчитывается более 120 выходов минеральной воды.

Кавказский заповедник служит центром сохранения, воспроизводства и расселения богатейшего набора видов животных, растений и грибов региона.

Все эти функции Кавказский заповедник выполнял и продолжает выполнять на протяжении 95 лет своего существования. Остается только пожелать, чтобы и в следующие 95 лет эта природная территория оставалась полноценным источником чистых, здоровых и так необходимых нам природных ресурсов.